Под категории из раздела:

Книги, Журналы, Цитаты

История средних веков

История средних веков

Термин «средние века» сравнительно новый. Он был введен историками-гуманистами XVI—XVII вв., заимствовавшими его в свою очередь у гуманистов-филологов, деливших латинский язык на древний, средний и новый (новый в смысле тогдашнего времени —Ренессанса, или Возрождения). Окончательно эта терминология утвердилась в XVIII в.
Средняя, или, как стали чаще называть, средневековая, история в разное время имела разные хронологические грани. Некоторые историки считали началом средневековья царствование Константина Великого (начало IV в.), а концом его — падение Константинополя в 1453 г. Историки XIX в. хронологическими границами чаще всего считали 476 г.— год падения Западной Римской империи и 1492 г.— год открытия Америки.
Марксистская периодизация всеобщей истории основана на совершенно иных принципах. В основе ее лежит представление о прогрессивной смене общественно-экономических формаций, которая происходит в результате ожесточенной классовой борьбы, завершающейся социальной революцией. Человечество в своем историческом развитии проходило последовательно не¬сколько ступеней: первобытно общинный строй, рабовладельческий, феодальный и капиталистический. На смену последнему идет коммунизм, первая фаза которого — социализм уже полностью восторжествовал в нашей стране и успешно развивается в других социалистических странах.
Началом европейской средневековой истории является крушение Римской рабовладельческой империи, павшей в результате внутренних противоречий — кризиса рабовладельческого хозяйства, крайнего обострения классовой борьбы, ослабления и распада экономических и политических связей Италии и ее провинций— и внешних — массового нашествия варваров, завоевавших империю и образовавших на ее территории ряд варварских королевств. Эти королевства, образовавшиеся в V—VI вв. н. э., явились зародышами средневековых западноевропейских государств. Концом средневековья в марксистско-ленинской литера¬туре принято считать XVI и первые десятилетия XVII в., период глубокого разложения феодализма и формирования элементов капиталистического строя, что было связано также с резкими социальными, политическими и культурными переменами, характерными для Западной Европы этих веков. Английская революция 40-х годов XVII в., первая крупная буржуазная революция в Европе, составляет грань между историей средних веков и новым временем и вводит в курс новой истории.

Продолжить чтение
  3879 просмотров
  0 комментарий

Антон Павлович Чехов - художник жизни

Антон Павлович Чехов - художник жизни

 

 В человеке должно быть все прекрасно... 

Чехов.

Минуло более ста лет со дня рождения великого русского писателя Антона Павловича Чехова. Сын лавочника и внук крепостного, он родился 17 (29) января 1860 года в Таганроге, городе на берегу Азовского моря.Творческая жизнь писателя была коротка: он умер сорока четырех лет. Однако произведения, созданные им за двадцать пять лет напряженного труда, внесли великий вклад в русскую и мировую литературу. Столетие со дня рождения Чехова отмечается ныне во всех странах мира; особенно широко празднуется оно в России.

Продолжить чтение
  9251 просмотров
  0 комментарий

Сокровища Японской литературы

Сокровища Японской литературы

За 800 лет до сестер Бронте, за 600 лет до г-жи де Лафайетт придворная дама японского императора написала роман «Гёндзи Моногатари», который до сих пор является величайшим из японских романов. Роман Сикибу Мурасаки не только считается классическим произведением в Японии; до недавнего времени это было одно из немногих произведений японской литературы, переводившихся на западные языки.

В отличие от сестер Бронте, Сикибу Мурасаки не мучилась мыслью о том, что к ее творчеству относятся снисходительно только потому, что она женщина. Среди ее современников было много женщин-писательниц, а в самой ранней из известных нам антологий японской литературы «Манъеси» («Собрание десяти тысяч страниц») часто встречаются поэмы, написанные женщинами благородного происхождения.

Составленная около 750 года, то есть задолго до того, как развилось большинство языков, на которых теперь говорят в Европе, «Манъеси» была первой в серии антологий, в которых японцы стремились сохранить свои лучшие поэтические произведения. На протяжении трехсот лет, с IX по XII век, было составлено восемь таких антологий.

Продолжить чтение
  1497 просмотров
  0 комментарий

Тамильские народные сказки, записанные итальянцем

Тамильские народные сказки, записанные  итальянцем

Если бы речь шла о какой-нибудь другой стране, а не об Индии, современная история которой так богата всякими неожиданностями, мы сочли бы невероятным тот факт, что отцом современной прозы на тамильском языке является... итальянский священник XVIII века.

Констанцо Джузеппе Вески родился в 1680 году близ Мантуи и получил образование в Риме; склонность к языкам и интерес к Индии вскоре определили его судьбу: он посвятил себя деятельности миссионера. В 1698 году он вступает в орден иезуитов И спустя десять лет прибывает в Гоа. Здесь, до посылки его в мадурскую миссию, он занимается изучением индийских языков.

Мадурская миссия уже в течение почти целого столетия была предметом споров в кругах высшей церковной иерархии, так как основатель ее — Роберто де Нобили, итальянский дворянин, племянник кардинала, состоявший в родстве с двумя папами,— действовал не вполне ортодоксально. Он назвался брахманом из Рима. По его словам, Брахма-создатель явился папе, главе римских брахманов, и приказал ему направить в страну тамилов миссионеров для спасения брахманов высшей касты. Находчивому итальянцу удалось склонить на свою сторону двух местных брахманов, которые обучили его тамильским и индийским правилам этикета и представили царице-регентше Мадуры. Он был принят как брахман и получил разрешение проповедовать свое учение.

Продолжить чтение
  1466 просмотров
  0 комментарий

Ади-грантх - священная книга сикхов

Ади-грантх - священная книга сикхов

Многие писатели завоевали у себя на родине славу, которая не умирает вместе с ними, - спустя много лет их книги продолжают вызывать восхищение.

Однако восхищаться ими могут лишь сравнительно немногие - те, кому посчастливится знать язык, на котором написаны эти произведения. Для остального мира эти писатели продолжают оставаться неизвестными.

А затем внезапно происходит перемена. Кто-нибудь решает перевести произведения этого писателя на язык, знакомый 50 или 100 миллионам людей. И давно умерший писатель приобретает широкую известность. С ним знакомятся народы других стран; читая его произведения, они знакомятся с духом, мудростью и взглядами его. народа и, его времени.

Это случается не так уж часто, но сейчас именно это произошло с замечательным писателем, умершим одиннадцать столетий назад.

За исключением немногих востоковедов, имя Абу Усмана Амра Ибн-Бахра Аль-Джахиза никому не было известно за пределами мусульманского мира, пока его «Книга о скупцах» не была переведена на французский язык Шарлем Пелла и издана в серии переводов ЮНЕСКО.

Джахиз родился в 776 или 777 году н. э. в Басре, переживавшей тогда время расцвета. В этот город, пересеченный бесчисленными каналами, съезжались отовсюду купцы, собирались музыканты и ученые. Басра была воротами на Восток и одновременно центром торговли между Месопотамией, Индией и Китаем. Жители этого города славились острым умом и тяжелым характером.

Продолжить чтение
  1956 просмотров
  0 комментарий

Мартин Фьерро - эпическая поэма пампы

Мартин Фьерро - эпическая поэма пампы

Люди, не знающие жизни Аргентины и ее поэзии, всегда представляют себе гаучо (коренной житель пампы) обязательно с лассо. Ио не лассо носит всегда с собой гаучо. Его неразлучный спутник — гитара.

Когда Мартин Фьерро брал в руки гитару и рассказывал о своих страданиях, все в округе понимали его. Гневный протест Фьерро, воспетый в поэме Хосе Эрнандеса, отвечал чувствам простых людей Аргентины, полюбивших эту книгу. И все же понадобилось сорок лет, прежде чем образованная верхушка страны признала Эрнандеса одним из величайших поэтов Аргентины.

Продолжить чтение
  2864 просмотров
  0 комментарий

Акинари Уэда - Угэцу Моногатари (Повесть о дождливом месяце)

Акинари Уэда - Угэцу Моногатари (Повесть о дождливом месяце)

Его симфония — настоящее чудовище, какой-то отвратительно извивающийся раненый змий, упорно не желающий издыхать. Он бешено бьет хвостом, хотя ему и суждено истечь кровью в финале».

«Все беспристрастные музыканты и меломаны утверждали в один голос, что никогда еще не было столь бессвязной, хаотичной и пронзительной музыки. Ее резкие диссонансы создают ужасающую какофонию, а немногие робкие намеки на мелодию лишь подчеркивают общее неприятное, оглушающее впечатление».

Продолжить чтение
  1321 просмотров
  0 комментарий

РАЗМЫШЛЕНИЯ О РУСТАВЕЛИ

РАЗМЫШЛЕНИЯ О РУСТАВЕЛИ

Подлинный портрет грузинского поэте Шота Руставели, автора поэмы «Витязь в тигровой шкуре», созданной им в XII веке, неизвестен. Однако поэзия Руставели служила источником вдохновения для многих художников и иллюстраторов.

Грузинский народ дал миру Руставели и его бессмертную поэму. Уже одно это могло бы оправдать интерес к истории и культуре Грузии.

Парадоксально, но до сих пор Руставели не отведено должное место в пантеоне мировой культуры.

Он жил восемьсот лет назад — в эпоху, прозванную грузинами «золотым веком», когда Грузинским государством, раскинувшимся от Каспия до Черноморья, от Кавказских отрогов до истоков Евфрата, правила признанная богоподобной царица Тамар. Легенда, отразившая и быль и небыль, повествует о том, что Шота Руставели был влюблен в свою царицу и что это послужило причиной его изгнания: еще в молодости он вынужден был покинуть родину. Последние годы жизни поэта легенда связывает с Иерусалимом — с грузинским Крестным монастырем в Палестине.

Личность Руставели овеяна легендой. Среди немногих достоверных
фактов, подтверждаемых прямыми или косвенными историческими свидетельствами, нам известна примерная дата рождения поэта — шестидесятые годы XII столетия; мы знаем, что он принадлежал к высшей феодальной знати и занимал одно время должность министра финансов (ме-чурчлетухуцеси) при царском дворе, что он был автором поэмы «Витязь в тигровой шкуре». Другие произведения Шота Руставели до нас не дошли.

 

Продолжить чтение
  3123 просмотров
  0 комментарий

Cосэки Нацумэ - самый популярный писатель в Японии

Cосэки Нацумэ - самый популярный писатель в Японии

Cосэки Нацумэ, широко известный под своим первым именем «Сосэки», — самый популярный писатель в Японии. Родился он в 1867 году, накануне реставрации Мэйдзи, а умер в 1916 году, в возрасте 49 лет.

В наши дни книги Сосэки пользуются огромной популярностью в Японии. Через год после его смерти (1917) Иванами Ситен издал первое полное собрание сочинений писателя. Тогда число подписчиков не превышало пяти тысяч, но с каждым годом почитателей Сосэки становилось все больше, и в 1965 году, когда было выпущено седьмое издание его сочинений, общий тираж книг писателя достиг 6 450 ООО экземпляров. Для издательской практики Японии это по-истине беспрецедентный факт: никогда еще собрание сочинений писателя, умершего сто лет назад, не пользовалось таким большим спросом читателей.

Продолжить чтение
  3563 просмотров
  0 комментарий

В хаосе нет пространства.
В бесформенности нет красоты.
Без идеи нет великого, художественного создания.
Художник — зеркало своей среды: в нем отражается его общество, нация и время. Но не все зеркала идеального литья, безукоризненной шлифовки: сколько фальшивых, кривых — то растягивают они, то сужают, то разрывают на части отраженные в них образы, до безобразия, до смешного. Верное отражение идеального образа способно дать только идеальное зеркало.

  1310 просмотров
  0 комментарий

Восьмая Плюсовая. Русская Плясовая

Восьмая Плюсовая. Русская Плясовая
В начале последнего осеннего месяца в Вологде прошел уже восьмой по счету фестиваль «Плюсовая поэзия». С 3 по 5 ноября я читала стихи, фотографировала и старалась все успеть. А «мероприятий в ходе фестиваля» (как написали бы на «Вологдапортале») предполагалось много. И действительно - в каждый день напихали по самое не могу и чтений, и творческих вечеров, и семинаров, и презентаций, и так далее. Наверное, «Плюсовую поэзию» этого года можно назвать самой насыщенной. Но из этого следует проблема - жесткий регламент, что вместе со странным нежеланием некоторых поэтов помнить о нем, производило адский эффект. Я-то знаю - мне довелось побыть немного ведущим. И меня в этот момент, вместо наслаждения литературой, преследовала мадам спешка. А это чрезвычайно истеричная дамочка. Впрочем, несмотря на некоторые неприятности, по всеобщему мнению фестиваль удался. Да и в конце концов, раз он закончился, и никто при этом не загнулся по пьяни, значит, так и есть. Шучу. Мне понравилось.
Продолжить чтение
  1479 просмотров
  0 комментарий

В формате неформатности

В формате неформатности

Молодые художники, музыканты, фотографы, поэты имеют склонность объединяться в группы. Это вполне в человеческой природе, к тому же неплохо помогает в творческой карьере. Самоорганизация – вещь полезная. Так, например, 24 октября, я побывала на поэтическом вечере, приуроченном к годовщине группы молодых поэтов «Неформатные стихи». Алексей Козлов, руководитель группы, пригласил меня выступить со стихами в Библиотечном интеллект-центре на Коломенском проезде. «Палитра N» - это тоже пример такого объединения. И вы удивитесь, узнав, как много их в Москве. У всех разные цели и форматы. Для кого-то форматом становится неформатность, впрочем, подчас весьма своеобразная.

 
Продолжить чтение
  1485 просмотров
  0 комментарий

Юрий Орлицкий и русский верлибр

Юрий Орлицкий и русский верлибр

У верлибра (в переводе с французского – «свободный стих») в русской литературе сложная судьба. Само явление трактуют то так то эдак, не удосуживаясь заглянуть в первоисточники, французские и английские стихи на французском и английском языках. Сейчас у этого понятия несколько десятков определений. Овчаренко говорит об этом просто: «Верлибр - это система стихосложения, характеризующаяся нерегламентированной (непредсказуемой) сменой мер повтора». А Жовтис приводит в своей известной статье «От чего не свободен свободный стих?» на мой взгляд весьма странное определение: «Верлибр сохраняет верность стиху и является стихом, а не прозой, потому что в нем обнаруживается корреспондирование рядов, графически выделенных авторской установкой на стих. В верлибре, в отличие от всех «несвободных» систем, нет сквозных мер повтора (слог в силлабической, стопа в силлабо-тонической, ударение в тонической системах). Свободный стих строится на повторении периодически сменяющих одна другую фонетических сущностей разных уровней, причем компонентами повтора в соотносимых рядах в русской поэзии может быть фонема, слог, стопа, ударение, клаузула, слово, группа слов и фраза». Да если сейчас все перечислять, можно вскипятить себе мозг. В одном сходятся все любители «определений» - свободный стих должен быть свободным. Только вот меру этой свободы каждый определяет по-своему. Несколько лет назад меня повеселил Данил Файзов, который заявил, что ритм и рифма в свободном стихе не просто не обязательны (как обычно считается), но и невозможны. Если бы все было так просто! Лично я понимаю свободу свободного стиха несколько по-другому - так как это делал любимый мною Уолт Уитмен, в верлибрах которого встречались внутренние рифмы, перечисления, повторы (в том числе интонационные). Впрочем, у него для своего верлибра было философское объяснения - он пытался через свое «я» выразить «я» всего, что есть на свете. Отсюда эти бесконечные перечисления. Я хорошо помню, как в его знаменитой «Песне о себе» зависла на строках «Apart from the pulling and hauling stands what I am; Stands amused, complacent, compassionating, idle, unitary; Looks down, is erect, or bends an arm on an impalpable certain rest, Looking with side-curved head, curious what will come next; Both in and out of the game, and watching and wondering at it». Эта инвариантность всего происходящего, возможность и необходимость охватить все точки зрения, посмотреть на событие с каждого угла заставила меня полюбить верлибр всею душой. Когда у тебя в руках все, что только может быть в твоих руках, пусть и потенциально, нет необходимости в самоограничении. Нет смысла. Нужно только горящее сердце, острый ум и умение говорить. Но Уолт Уитмен умер, навсегда оставшись в девятнадцатом веке, прослыв авангардом авангарда, сделав такой смелый поступок, на который не способен сейчас никто из поэтов. Мы - не авангард. Теперь уже мы - арьергард. И это печально.

Продолжить чтение
  1568 просмотров
  0 комментарий

Герман Лукомников и вся русская литература

Герман Лукомников и вся русская литература

В русском поэтическом авангарде существует такое направление как комбинаторика. Вообще-то под этим понятием чаще всего понимают раздел дискретной математики (ее изучают в техникумах и вузах). Но литераторы у нас в стране – это иногда бывшие математики и нынешние программисты, поэтому технические термины в науках, изучающих тексты, отнюдь не удивительное явление. Впрочем, знаковые системы бывают разные, а вот законы в них часто одинаковы. Для поэтов-математиков литература формальных ограничений – это прикольно и со всех сторон замечательно. Что же, такое мнение имеет право на существование. И хотя я думаю, что комбинаторика всех видов в литературе – это скучная профанация собственно литературы, это не помешало мне попробовать в минувший четверг разобраться в тонкостях палиндромов и центонов на примере диалога Германа Лукомникова (одного из интереснейших российских палиндромистов) со всей русской литературой. 20 сентября в клубе «Билингва» состоялся поэтический вечер из цикла «Полюса». Эти вечера обычно делает группа «Культурная инициатива». Вот что об этом написано от лица организаторов в фейсбуке: «На вечере в качестве обоих «полюсов» выступит Герман Лукомников. От себя он прочитает вариации на темы русской и (отчасти) мировой поэзии, в качестве противоположного полюса представит классические произведения, послужившие поводом для написания его вариаций».

Продолжить чтение
  1819 просмотров
  0 комментарий

Марина, спасибо за мир...

Марина, спасибо за мир...

Неслучайно именно эта строчка вынесена в заголовок. Еще подростком я открыла удивительный мир строк, строф, рифм Марины Цветаевой. После «классических» стихов – она была, как волна, которая накрывает с головой! Кажется, что еще чуть-чуть и утонешь, растворишься, но тебя выносит на берег с ощущением, что что-то важное произошло в твоей жизни. Такая была «первая» Марина.
Все в ней тогда было новым, еще не до конца понятным, однако синий (Марина: морская!) томик со стихами и прозой был зачитан, как говорится «до дыр», и, наверное, большая часть его – выучена. Помню, что первым запомнившимся стихотворением стало «Цыганская страсть разлуки»:

Цыганская страсть разлуки!
Чуть встретишь – уж рвешься прочь!
Я лоб уронила в руки,
И думаю, глядя в ночь:

Никто, в наших письмах роясь,
Не понял до глубины,
Как мы вероломны, то есть –
Как сами себе верны.

Параллельно со стихами изучала жизнь Цветаевой, автобиографические очерки, дневники, прозу, – и это во многом влияло на понимание творчества МЦ. Каждый этап биографии можно легко соотнести с теми или иными текстами, проследить, как события того времени отражались в стихах. Отсюда – еще больший интерес к цветаевскому «ремеслу». Любое произведение уже читалось не как набор хорошо сложенных строк «на тему», а почти как жизнеописание. Такие поэмы, как «Подруга», «Поэма Горы», «Поэма Конца» – по сути, отдельные этапы жизни в стихах.

 
Продолжить чтение
  2517 просмотров
  0 комментарий

Десять книг, оказавшихся на моем столе совершенно случайно

Раз в год на моем огромном письменном столе скапливается некоторое количество книг. Книги эти (кстати, в основном, поэтические) дарят все, кому не лень. Наверное, в расчете на отзыв или чтобы избавиться от тиража, но в любом случае вынуждена сообщить, что я безумно счастлива их иметь. И если даже читаю их не сразу, то через год – обязательно. Иногда думается мне, как же много у нас поэтов. К счастью, в связи с последними политическими событиями они чаще протестуют, чем пишут книги. В представленной далее подборке есть и те книги, которые должны были появиться в любом случае, и те, от опубликования которых вполне можно было отказаться. Есть хорошие и плохие. Скучные и талантливые. Изданные изящно с ложной суперобложкой и выпущенные ограниченным тиражом в виде провинциального самиздатского буклетика. Итак, давайте разгребем завалы!

 

Продолжить чтение
  1467 просмотров
  0 комментарий

Рене Генон - Кризис современного мира

Рене Генон - Философ, основатель школы эзотерического традиционализма. Автор трудов, тематика которых варьируется от метафизики и исследований традиции  до символизма и инициации.

Суть:
 Индуистская доктрина учит, что человеческий цикл, называемый Манвантарой, делится на четыре периода, в течении которых примордиальная духовность постепенно все более и более затемняется. Эти периоды древние традиции Запада называли Золотым, Серебряным, Бронзовым и Железным веками. В настоящее время мы находимся в четвертом веке, Кали-юге или в “Темном веке”, причем, согласно индуистскому учению, мы пребываем в нем уже шесть тысяч лет и несколько столетий, то есть со времен, гораздо более древних, чем те, которые известны так называемой “классической истории”. Постепенно истины, ранее доступные всему человечеству, становятся все более сокрытыми и недосягаемыми. Процесс подобного нисхождения можно назвать “прогрессирующей материализацией”, которая так свойственна западной цивилизации.

Продолжить чтение
  1374 просмотров
  0 комментарий

Беседы с Шри Нисаргадаттой Махараджем - Я ЕСТЬ ТО

То, в чём пребывают все существа и что пребывает во всех существах, чья Милость простирается повсюду, Высшая Душа вселенной, безграничное бытие – я есть то.

Амритбинду упанишада

 

То, что пронизывает и охватывает всё, что подобно пространству вселенной вокруг нас, заполняет всё изнутри и снаружи, Высший недвойственный Брахман – ты есмь то.

Шанкарачарья

Продолжить чтение
  631 просмотров
  0 комментарий

Беседы с Шри Нисаргадаттой Махараджем - Я ЕСТЬ ТО

LBOBXw-y_400x400 Нисаргадатта

То, в чём пребывают все существа и что пребывает во всех существах, чья Милость простирается повсюду, Высшая Душа вселенной, безграничное бытие – я есть то.

Амритбинду упанишада

 

То, что пронизывает и охватывает всё, что подобно пространству вселенной вокруг нас, заполняет всё изнутри и снаружи, Высший недвойственный Брахман – ты есмь то.

Шанкарачарья

Продолжить чтение
  1489 просмотров
  0 комментарий

Юрий Мамлеев - “После конца” - это первый русский роман о конце мира

Юрий Мамлеев - “После конца” - это первый русский роман о конце мира

 После конца - это первый русский роман о конце мира

 

Д. К. Юрий Витальевич, в вашей  новой книге я увидел экскурс в будущее человечество, и даже взгляд из этого будущего на прошлую историю, на что вы опирались?

Ю. М. Не только на метафизический, но и на исторический ряд. Главный герой книги,  Валентин, так его зовут, русский человек и наш современник попадает  в будущее по воле высших сил. Ужаснувшись от того, что он увидел, вернее не столько ужаснувшись, а оцепенев от удивления, тем более, там он встречает небольшую русскую семью, он не в состоянии все объяснить и увидеть. На тех, кто попали сюда, наложена печать ареста и они живут изолированно, за ними приходят какие-то люди и их отвозят в зоопарк, сажают в клетку.  “Люди будущего” подходят, визжат, пристально смотрят на них, и они даже не понимают, что происходит. Все это продолжается до тех пор, пока не появляется человек по имени Вагилид, который сочувствует им и который сохранил еще полное знание о прошлом. Он  рассказывает Валентину историю человечества, как оно дошло до того состояния в котором мы видим его в романе. Для того что бы описать картину антропологической катастрофы, т. е. катастрофы человека, как такового, нужно все же объяснить какими путями это произошло. Речь идет не о ближайшем будущем с точки зрения 21 века,  а об очень отдаленном будущем и поэтому о нем рассказывается устами человека будущего, Вагилида,  ученого, которого курирует один из властителей, владеющий тайными знаниями, т. е. знаниями засекреченными.  Потому, что все, что произошло с человечеством для масс засекречено. Люди  не должны знать об этом. Поскольку Вагилид владеет этими скрытыми знаниями, то он в состоянии рассказать нашим русским героям, о том, что произошло. Вагилид  начинает свой рассказ приблизительно с 20 – 21 веков, потому что и наши русские герои из этого времени. И там перекрещиваются судьбы троих русских людей из 19 века, семьи попавшей в мир “после конца”, одного героя  из начала 20 века после революции и главного героя из нашего 21 века. Они сами дополняют друг другу историю, и остаются глубоко русскими людьми.  Вагилид повествует о крахе цивилизации, которая восторжествовала в 20 и 21 веках, о ее бессмысленном тупом материализме и обо всех последствиях этого и что они означают для человека. Поскольку человек духовное существо, то отрицание или профанация духовной жизни, оттеснение ее на задний план означает по существу катастрофу для человека, хотя массы, среди людей могут не осознавать этого. Потом он начинает разворачивать картины после краха этой нелепой материалистической цивилизации,  картины того, как дальше разворачивались события.

Продолжить чтение
  1915 просмотров
  0 комментарий