Межпланетные путешествия

Межпланетные путешествия

 

Эта статья на столь актуальную сегодня тему была написана задолго до запуска первого искусственного спутника Земли. Она представляет собой переработанный текст доклада, прочитанного автором в 1946 году в Британском межпланетном обществе и опубликованного в 1953 году в издающемся ЮНЕСКО ежеквартальном научном обозрении „Им-пакт оф Сайенс он Сосайети“. Автор статьи является членом Королевского астрономического общества; его перу принадлежит ряд других работ, посвященных той же теме, в частности книги „Межпланетный полет" и „Разведка космического пространства". 

Историк XXI столетия, углубляясь в рассмотрение прошлого —от наших дней до первых шагов человеческой цивилизации, сможет отметить в историческом процессе четыре крупнейшие вехи. Каждая из них знаменует конец определенной эпохи и вместе с тем— зарождение нового, совершенно отличного образа жизни. Даты двух из этих событий, по-видимому, навсегда затерялись во тьме предыстории. Изобретение земледелия повлекло за собой появление оседлости. Это дало человеку свободное время и возможность установить общественные связи, без которых невозможен прогресс. Овладение огнем сделало человека независимым от климата; более того, оно сделало возможной обработку металлов, открыло перед человеком путь технического совершенствования—тот самый путь, который спустя столетия привел к паровому двигателю, к промышленному перевороту, к нашему веку стали, нефти и развития средств сообщения.

 

Третья важная веха в истории человечества — 2 декабря 1942 года, когда на Чикагской атомной установке
человеку впервые удалось добиться осуществления само-поддерживающейся ядерной реакции. Мы еще слишком близки по времени к этому событию, потрясшему самые основы наших представлений, чтобы оценить его подлинное значение; однако мы ясно сознаем, что оно до неузнаваемости преобразит современный мир, принеся ему процветание или несчастие. Мы понимаем также, что это событие непосредственно подводит нас к четвертой, быть может, самой важной вехе в человеческой истории. Мы говорим о преодолении космического пространства и исследовании других планет.

Возможно, что от полета первых космических кораблей, способных достичь других миров, нас отделяет еще полвека; однако уже имеется гигантская ракета, которая скоро понесет людей к пределам земной атмосферы и за эти пределы. Недалеко и то время, когда управляемый снаряд достигнет Луны, прочертив в небе сверкающий путь, по которому пройдут будущие поколения.

В подобных условиях вряд ли можно назвать преждевременной попытку разработать философию астронавтики; такую попытку скорее приходится признать несколько запоздалой. В последние годы мы уже были свидетелями того хаоса в области политики и этики, который возникает при появлении значительного технического изобретения в неподготовленном к этому мире.

Если мы хотим, чтобы наша цивилизация сохранилась и в будущем, мы обязаны постараться, чтобы она не повторила своих прежних ошибок. Я отнюдь не предлагаю — как это делают некоторые,— чтобы юристы немедленно приступили к разработке вопроса о праве владения Луной. Вместе с тем обладание космическим пространством вскоре станет важной проблемой практического значения. Если страна А начнет запускать экспериментальные ракеты над территорией своего соседа В, как к этому отнесется последний? Общепризнано, что воздушное пространство над территорией государства Б относится к его владениям. Однако как далеко распространяется право на владение этим пространством? Видимо, здесь придется ввести нечто подобное трехмильной полосе территориальных вод. В противном случае любая страна, основываясь на суточном вращении Земли, сможет ежедневно предъявлять претензии на значительную долю космического пространства. Эта проблема приобретет серьезное значение в ближайшее десятилетие, когда научно-исследовательские ракеты с большим радиусом действия начнут странствовать далеко за пределами земной атмосферы, относясь с полнейшим безразличием к географии земного шара.

 

Теория астронавтики нова, но мотивы и побуждения, приведшие к ее созданию, так же стары, как само человечество. Было время (и притом совсем недавно), когда людей, говоривших о межпланетных путешествиях, обязательно спрашивали: «Как?» Даже накануне второй мировой войны на подобный вопрос нельзя было дать конкретный ответ. В области техники тогда еще не имелось ни одного реального достижения, подтверждавшего выполнимость предложенных планов. Интересно вспомнить, что в те годы (какими далекими кажутся они сейчас!) многие люди вообще отказывались верить, что ракета сможет перемещаться в безвоздушном пространстве, и даже считали невозможным подъем ракеты более чем на несколько километров от поверхности Земли. Сегодня мощь ракеты доказана более чем убедительно. В ходе современных дискуссий о космических полетах лишь изредка возникает прежний вопрос: «Как?» Обычный вопрос теперь — «Зачем?» На подобный вопрос ответить значительно труднее, потому что он затрагивает мотивы, лежащие в основе поведения людей вообще.

Стремление исследовать, открыть неизвестное, стремление «устремиться, подобно метеору», за знанием является инстинктивным побуждением человека. Вряд ли стоит подыскивать для такого стремления какие-либо особые обоснования. Поиски истины, как выразился один современный китайский философ, являются своеобразной игрой. Если это так, то будущий космический корабль будет самой совершенной игрушкой, способной вывести человечество из тесноты детской комнаты в звездные просторы.
Вместе е тем нетрудно указать совершенно реальные и «практические» причины, побуждающие человека преодолеть космическое пространство. На некоторых из них мы и остановимся ниже. Нет никакого сомнения, что когда-либо человечество окажется перед прямой необходимостью овладеть другими планетами. Мужественная и беспрерывно прогрессирующая цивилизация вряд ли может быть ограничена рамками одного-единственного мира. Если говорить о весьма отдаленных перспективах, то нам известно, что наша планета когда-нибудь обратится в необитаемую.


Когда начнут кипеть океаны...

Физик Джордж Гамов в книге «Рождение и смерть Солнца» указывает, что перед тем, как потухнуть, наше дневное светило станет в сто раз более раскаленным, чем сейчас. Следует с удовлетворением отметить, что он делает из этого соответствующие выводы и предвидит переселение человечества на другие планеты —еще до того момента, когда вода в наших океанах начнет кипеть.

Однако население Земли вряд ли станет дожидаться, пока оно будет изгнано со своей планеты. Еще задолго до того, как сила солнечного излучения значительно увеличится, человек успеет исследовать всю солнечную систему. Подобно благоразумному купальщику, осторожно пробующему температуру морской еоды, человек будет проводить систематические небольшие вылазки в бездну, отделяющую его от звезд.

Для обоснования своих рассуждений мне придется набросать нечто вроде календарного плана будущих событий. Я делаю это не без колебаний, поскольку ремесло пророка обычно оказывается неблагодарным и опасным, а зачастую и просто роковым для того, кто им занимается. В то же время опыт прошлого нас учит, что даже самые фантастические предвидения редко опережают действительность. Герберт Уэллс в свое время написал (и тогда 

его беззастенчиво высмеивали), что к 1950 году самолет будет оказывать некоторое влияние на способы ведения войны. Однако Уэллсу и в голову не приходило, что к указанной дате самолет не только приобретет важнейшее значение, но и сам начнет вытесняться еще более новыми видами современного оружия.

Успехи, достигнутые в развитии ракет в настоящее время по сравнению с сороковыми годами нашего столетия, поистине поразительны; к тому же эти успехи лишь заложили основы для будущего развития. Тем не менее стоит остановиться на некоторых достижениях, чтобы определить состояние астронавтики на сегодняшний день.

Двухступенчатой ракетой, запущенной на полигоне Уайт Сэндс — основном ракетном центре США,—достигнута высота порядка 385 километров и скорость, превышающая 8000 километров в час. Разработано множество типов ракет, некоторые из них более эффективны и обладают более значительным потолком, чем их прототип — немецкая «Фау-2» (в качестве примера можно указать на ракету «Викинг», потолок которой должен превысить 300 километров, хотя она и является одноступенчатой).

Благодаря приборам, устанавливаемым на ракетах, удалось многое узнать о верхних слоях атмосферы. Показания приборов передаются на Землю по радио. В связи с этим нет необходимости сохранять ракету в целости при ее возвращении на Землю; впрочем, не так давно и этого удалось добиться при помощи специальных парашютов.

Созданы также ракетные летательные аппараты, на которых могут летать люди, например «Скайрокит» фирмы Дуглас. Его скорость значительно превышает 2000 километров в час. Подобные машины трудно отнести к самолетам, поскольку они достигают таких высот, где условия полета почти такие же, как в безвоздушном пространстве.

 

„Каботажное плавание" в солнечной системе

В течение ближайшего десятилетия развитие техники обеспечит возможность посылки на Луну небольших радиоуправляемых ракет. Такие ракеты будут иметь взлетный вес порядка 50 тонн и нести на себе полезную нагрузку в несколько килограммов. Они смогут выполнять разведывательные космические полеты большого научного (и психологического) значения.

Нет никаких причин, препятствующих осуществлению подобных полетов еще до 1960 года. Люди, не представляющие себе всех еще не решенных проблем, могут предположить, что тотчас же по этим маршрутам полетят ракеты с аэронавтами. Я должен их разочаровать. В последующие годы состоится лишь множество кратковременных полетов ракет с людьми на борту за пределы атмосферы на высоту в несколько тысяч километров. Как я уже упоминал выше, при этом будет возникать целый ряд мелочных юридических споров. Если нам по-прежнему придется рассчитывать только на химические виды ракетного топлива, может понадобиться не менее 20 лет дальнейшей экспериментальной работы, прежде чем первый настоящий космический корабль сможет совершить посадку на Луне и вернуться обратно.

Иначе говоря, это может произойти в конце семидесятых годов нашего века. Любой космический корабль, использующий химическое горючее, неизбежно останется весьма громоздкой, чудовищно дорогой машиной, расходующей тысячи тонн топлива за один полет. Конструирование подобных ракет окажется посильным всего лишь одному или двум государствам, а значение их полетов будет чисто научным. В течение весьма длительного времени не может быть и речи о заселении других планет или о межпланетных сообщениях. Однако (и мне хотелось бы подчеркнуть значение этой оговорки) современный пророк поступил бы весьма неосмотрительно, если бы он основывал свои предвидения на использовании одних только химических видов ракетного топлива.

В этой области, как и при решении других проблем, решающее значение имеет использование атомной энергии. С теоретической точки зрения достаточно всего нескольких килограммов урана, чтобы обеспечить топливом космический корабль весом в 1000 тонн на все путешествие до Луны и обратно. Но предстоит сделать еще очень много, прежде чем это будет осуществлено на практике. Пока что возможен такой вариант решения: сконструировать высокотемпературный реактор на обогащенном ядер-
ном горючем, способный сообщить достаточное ускорение «рабочей жидкости» — водороду, гелию или другому газу с низким молекулярным весом, чтобы обеспечить тем самым реактивное движение. При разработке подобной конструкции придется преодолеть весьма серьезные трудности технического порядка. Возможен и другой вариант решения в виде так называемой «ионной ракеты». В подобной установке заряженные частицы ускорялись бы электрическими полями, вызывая реактивное движение, причем требуемые поля создавались бы при помощи атомной энергии. Применение указанной схемы имеет ряд преимуществ. Вместе с тем, она могла бы работать только в условиях безвоздушного пространства. Кроме того, ее тяга слишком мала для того, чтобы преодолеть непосредственное действие земного притяжения и оторвать космический корабль от поверхности Земли.

Эти схемы отнюдь не являются неосуществимыми и вполне соответствуют современной теории астронавтики. Тот факт, что ни один космический корабль не в состоянии взять с собой достаточный запас горючего для полета на другую планету и возвращения обратно, уже давно привлек внимание к проблемам так называемой «орбитальной техники». Когда ракета выйдет за пределы атмосферы и, следовательно, перестанет испытывать сопротивление воздуха, теоретически возможно обратить ее в «искусственную луну». Для этого достаточно придать ракете соответствующую горизонтальную скорость. Тогда она останется на своей орбите, не требуя никакой затраты энергии,— подобно тому, как это происходит с настоящей Луной. Такой космический корабль мог бы, не расходуя энергии, ждать высылки к нему «ракет-танкеров», которые пополнили бы его запас горючего. После восстановления запасов космический корабль был бы в состоянии продолжать путь.

Иначе говоря, любое межпланетное путешествие может быть разбито на ряд этапов. На каждом этапе про

исходит пополнение горючего. Считают, что такой способ дает ключ к решению проблемы космических полетов. Весьма возможно, что современные «химические» ракеты будут использованы для подъема с Земли и выхода на орбиту, где будет проводиться дозаправка горючим, а для продолжения космического полета будут применены атомные или «ионные» ракеты.

Атомная энергия вряд ли ускорит покорение космического пространства более чем на десяток лет, но ее применение сразу же подведет под эти планы практическую основу, на что в других условиях трудно рассчитывать. Не менее важным является и то обстоятельство, что использование атомной энергии откроет человеку возможность непосредственного доступа не только на Луну, но и на все другие планеты солнечной системы. Для того чтобы попасть на эти планеты, понадобится лишь немногим больше энергии, чем для достижения Луны. Однако наиболее экономичные межпланетные путешествия требуют целых месяцев или даже лет «каботажного плавания» по орбитам внутри солнечной системы. Благодаря применению атомной энергии удалось бы сократить время путешествия во много раз. Так, например, самое «дешевое» (в смысле расхода горючего) путешествие на Марс должно длиться 258 дней- Использование атомного космического корабля, идущего по более прямому пути, даже на умеренной скорости, может, уменьшить указанный срок до нескольких недель.

Последняя четверть текущего столетия будет эпохой небывалых в человеческой истории исследований. К 2000 году, по всей вероятности, удастся достичь большинства основных планет солнечной системы; однако еще не одно столетие понадобится для их подробного изучения. Тем, кто думает, будто объектом межпланетных путешествий явится только Луна, следует вспомнить, что в состав солнечной системы входят восемь других планет, не менее 30 лун и несколько тысяч астероидов. Общая площадь основных планет в 250 раз больше поверхности Земли. Правда, четыре наиболее крупные планеты, по всей вероятности, не имеют устоявшейся поверхности, на которой мог бы совершить посадку космический корабль. Но даже с учетом этой особенности, планеты располагают в десять раз большей поверхностью, чем площадь всей суши нашей Земли.

Релейные телевизионные станции-спутники Земли

Таковы перспективы, открывающиеся перед нами при условии, если человеческая цивилизация сумеет благополучно перенести свои детские болезни. Подобные перспективы могут внушить страх, подобный тому, с каким наши предки взирали на грозные пространства мировых океанов. Люди, создавшие нашу цивилизацию, сумели пересечь океаны и преодолеть свой страх. Если бы мы не смогли выдержать подобного испытания, это значило бы, что человечество вступило на путь деградации. Следует вспомнить и то, что в прошлом великие исследователи, уходя в неизведанные дали океанов, отрывались от своих семей и привычной обстановки на целые годы. Наши потомки не будут испытывать подобного одиночества. Когда они попадут на отдаленнейшие планеты, когда наша Земля окажется скрытой от них солнечным сиянием, когда само Солнце станет всего лишь наиболее яркой из звезд, им потребуется только несколько часов, чтобы услышать голоса с Земли и откликнуться на них.

Рассмотрим теперь то влияние, которое межпланетные путешествия смогут оказать на людские учреждения и идеи. Наиболее очевидным и непосредственным результатом космических полетов будет переворот почти во всех областях науки. Я остановлюсь лишь на некоторых из тех открытий, которые станут возможными, когда мы оборудуем научные станции и обсерватории на других планетах. Никогда нельзя предусмотреть заранее конечного результата научных исследований. Не исключено, что самые важные открытия (то есть такие открытия, которые окажут наибольшее влияние на человеческую жизнь) будут сделаны в отраслях науки, которых сегодня еще и не существует.

Несомненно, в первую очередь это коснется астрономии и физики, имеющих такие разделы, где исследования либо зашли в тупик, либо вообще еще не начинались, поскольку земные условия не дают возможности для проведения таких исследований.

Атмосфера, кажущаяся такой прозрачной в ясную ночь, является в действительности световым фильтром, задерживающим все лучи за пределами ультрафиолетовых. Даже лучи видимого спектра, пробиваясь сквозь движущиеся слои атмосферы, претерпевают такие изменения, что доходящие до нас изображения оказываются
искаженными и в поле зрения телескопа они колеблются и дрожат.

Обсерватория, расположенная на Луне и оборудованная небольшими оптическими приборами, оказалась бы во много раз более ценной, чем такая же наземная обсерватория. Там можно было бы применить значительно более высокие степени увеличения и продлить время экспозиции. Кроме того, благодаря небольшой величине силы тяжести на Луне гораздо легче было бы организовать сооружение и использование телескопов увеличенного размера.

Непосредственный доступ к безвоздушным пространствам откроет перед физикой и химией совершенно новые возможности. Для специалиста в области электроники может наступить день, когда он будет в состоянии построить радиолампу километровой длины — просто разместив электроды под открытым небом! Значительно полнее удастся познать и силу тяжести, когда мы сможем — полностью или частично — устранить ее воздействие.

Особенно заманчива возможность организации научных лабораторий в космическом пространстве. Такие лаборатории, словно крошечные искусственные луны, будут двигаться по орбитам, находящимся за пределами земной атмосферы. Немецкие ученые первыми высказали эту мысль, связывая оборудование подобных научных баз с их использованием для пополнения горючим космических кораблей. Однако даже в том случае, если бы в таком их использовании не встретилось надобности, летающие лаборатории нашли бы весьма существенное применение. Метеорологические станции, заброшенные в космическое пространство, могли бы вести наблюдения за погодой сразу на половине нашей планеты, с их помощью можно было бы тщательно следить за перемещениями ураганов и дождей. Изумительные аэрофотоснимки, полученные с ракет типа «Фау-2», дают представление о возможностях .в этом отношении. По существу, действительно точный прогноз погоды будет дан лишь тогда, когда метеорологи проникнут в космическое пространство.

Космическая станция может найти еще одно весьма важное применение: возможно, что она явится единственным в своем роде средством для осуществления телевизионных передач в масштабе всего земного шара. Как известно, надежный радиус действия телевизионного передатчика редко выходит за пределы горизонта. Для удовлетворения потребности в телевизионных передачах такой небольшой страны, как Великобритания, нужно не менее 12 станций. Полное обеспечение телевидением целого континента или всего земного шара кажется в этих условиях недостижимым. Между тем, три релейные станции, запущенные в качестве спутников Земли, могли бы обеспечить постоянное и надежное телевизионное обслуживание всего земного шара, от одного полюса до другого, причем затрачиваемая энергия не превышала бы энергии, питающей одну современную наземную телевизионную станцию.

Возможно, что непосредственные результаты космических полетов окажутся менее существенными, чем их косвенные последствия. Так получалось в прошлом со многими крупными научными достижениями. Система Коперника, эволюционная теория Дарвина, психология Фрейда — все они дали лишь небольшие практические результаты. Но их воздействие на человеческие умы оказалось огромным.

Мы вправе ожидать того же -самого от астронавтики. Вместе с расширением пределов познания Вселенной может произойти величайшая в истории вспышка творческой активности. Здесь вполне уместна параллель с эпохой Возрождения, с наблюдавшимся тогда расцветом искусства и науки. Антрополог Дж. Д. Энвин писал: «В человеческой истории нет примеров сколько-нибудь серьезного проявления творческой энергии, которому не предшествовало бы проявление энергии захватнической. Хотя следует четко различать указанные две формы энергии, прошлое показывает, что они взаимно объединялись в том смысле, что одна развивалась из другой». Далее Энвин приводит следующую выдержку из высказываний сэра Джеймса Фрезера: «Интеллектуальный прогресс, проявляющийся в росте искусства и науки, сильно стимулируется завоеваниями и территориальной экспансией». Межпланетные путешествия являются в настоящее время единственной формой «завоеваний и территориальной экспансии», которая совместима с цивилизацией. Без таких путешествий человеческий дух, принужденный вечно оставаться в пределах своей планеты, подобно золотой рыбке в аквариуме, обречен на застой.

Всем нам известен тип человека с узким, ограниченным кругозором, интересы которого не выходят за пределы его города или деревни, а суждения основываются на шаблонных воззрениях местного церковного прихода. Мы медленно — быть может, чересчур медленно — эволю

ционируем от подобного склада ума к умению мыслить в мировых масштабах. Лишь немногие события, кроме завоевания космического пространства, способны ускорить эту эволюцию. Трудно себе представить, чтобы национализм в его крайних проявлениях мог надолго сохраниться после того, как люди увидят земной шар в его подлинной перспективе, в виде крошечного небесного тела, затерянного среди других звезд.

Солнечная система довольно обширна, хотя и трудно сказать заранее, окажется ли она достаточно просторной для такого сварливого существа, как Homo sapiens. Имеются основания полагать, что преодоление космического пространства будет значительно способствовать ослаблению психологической напряженности в современном мире. Конечно, многое зависит от обитаемости других планет. Маловероятно, чтобы значительное количество населения смогло найти себе пропитание на других планетах, по крайней мере в ближайшие столетия. Возможно, что в солнечной системе нет небесных тел, на которых люди смогли бы существовать без специальных технических устройств. Поэтому одной из важнейших задач техники будущего явится приспособление неблагоприятной обстановки других планет к потребностям человека.

Не следует впадать в весьма распространенную ошибку, когда путают простую физическую экспансию или даже расширение научных знаний с «прогрессом» — независимо от точного определения этого слова. Лишь ограниченный, недалекий ум позволяет ослепить себя большими параметрами и цифрами. Стоит ли овладевать Вселенной, если это не принесет нам ни мудрости, ни счастья? И все же мы должны овладеть ею, по крайней мере мысленно, если хотим когда-нибудь ответить на вопросы, которые человечество тщетно ставило перед собой с самого начала своей истории.

Каждый вдумчивый человек часто задает себе вопрос: является ли он единственным мыслящим обитателем Вселенной или в ней имеются другие, может быть, более высокие формы жизни? Немного найдется вопросов, более важных, чем этот. От ответа на него зависит любая философия— и не только философия, но и религия.

Есть ли жизнь на других планетах?

Открытие планет, вращающихся вокруг других солнц, сделанное в США в 1942 году, изменило все представления о множественности миров. Планет гораздо больше, чем это думали раньше. В одной только нашей Галактике их может оказаться несколько миллиардов. Среди современных людей лишь немногие возьмут на себя смелость утверждать, будто Земля является единственным обитаемым местом во всей Вселенной.

Возможно, и даже вероятно, что мы не найдем мыслящих существ на других планетах нашей солнечной системы. Быть может, нам придется ждать такой встречи очень долго, пока наконец мы сумеем попасть на другие небесные тела. Однако рано или поздно такой день придет.

В литературе неоднократно изображались подобные роковые встречи. Многие авторы научно-фантастических романов, с характерным для них отсутствиэм воображения, использовали свои произведения в качестве предлога для описания конфликтов и ужасов, поразительно сходных с теми, которые омрачают страницы нашей собственной истории. Подобная позиция свидетельствует о полном непонимании основных действующих факторов.

Вспомним сравнение, которое Джеймс Джинс приводит в своей книге «Загадочная Вселенная»: монетка, почтовая марка и обелиск «Игла Клеопатры». Если принять, что высота обелиска представляет собой возраст мира, то толщина монеты будет соответствовать общей продолжительности существования человечества, а толщина почтовой марки—периоду времени с того момента, когда человечество стало относительно цивилизованным. Эпоха, в течение которой на Земле возможна будет жизнь, представится в этом случае в виде стопки марок высотой в несколько сот метров или даже в целый километр.

Принимая во внимание столь наглядное сравнение, мы считаем в высшей степени маловероятным, чтобы когда-нибудь мог возникнуть вопрос о межпланетной войне. Те существа, с которыми мы можем встретиться, почти наверняка будут значительно выше или ниже человека по своему развитию. Более вероятен первый вариант, поскольку наша цивилизация, конечно, должна быть одной из самых молодых во Вселенной. Возможность встречи с такими живыми существами, уровень технического развития которых настолько близок к нашему,
чтобы была мыслима война, так же мала, как вероятность вытянуть определенную марку из километровой колонны. Если космические корабли с Земли когда-либо вылетят для покорения других планет, они могут оказаться в положении дикарских боевых пирог, медленно входящих в современную гавань Нью-Йорка.

Могут спросить: если во Вселенной есть живые существа, столь сильно обогнавшие нас в своем развитии, то почему они до сих пор не посетили нашу Землю? Ответ на этот вопрос чрезвычайно прост. Допустим, что такие существа имеются; предположим даже, что, не зная имени Эйнштейна, они могут пролетать через всю Галактику из конца в конец, с любой нужной им скоростью...

Это открывает перед ними значительно меньшие возможности, чем может показаться на первый взгляд. За 10 минут человек может пройти значительный участок морского пляжа; однако целой его жизни окажется недостаточно, чтобы рассмотреть каждую песчинку пройденного участка. Допустим, что целые эскадры исследовательских космических кораблей тщательно составляют карту Вселенной. Но даже по самым оптимистическим подсчетам они вряд ли успели бы посетить нашу Землю за каких-нибудь несколько тысяч лет истории человечества, зарегистрированной в наших анналах.

От звезды к звезде на искусственной планете

Не исключено, что уже к настоящему времени в каком-то огромном научно-исследовательском центре имеется полное описание нашей планеты, с приложением карт, хотя и искаженных с человеческой точки зрения, но достаточно сходных. В описании, возможно, указывается, что Земля изобилует живыми существами, но господствующих разновидностей среди них пока нет. Правда, некоторые общественные насекомые подают большие надежды. В заключение на учетной карточке Земли может иметься пометка: «На данной планете, по-видимому, происходит возникновение мыслящих существ. Следует сократить интервалы между наблюдениями до миллиона лет».

Я уже указывал выше, каким ограниченным остается наше представление о Вселенной, пока мы являемся пленниками Земли. Однако сказанным далеко не исчерпывается вся сложность проблемы. Наши представления о действительности ограничены — и быть может, в большей степени, чем мы предполагаем — теми органами чувств, посредством которых мы соприкасаемся с внешним миром. Наша наука о Вселенной выглядела бы совсем иначе, если бы природа поскупилась, как она сделала это с другими своими творениями, и одарила нас глазами, неспособными видеть звезды. Впрочем, наше зрение и без того уже урезано самым жалким образом, поскольку оно способно воспринимать лишь одну гамму цветов из беспредельного спектра. Мир, в котором мы живем, пронизан незримыми радиациями, начиная с микроволн, идущих, как недавно установлено, с Солнца и звезд, и кончая космическими лучами, все еще остающимися одной из основных загадок современной физики. Эти явления открыты человечеством в течение жизни одного поколения. Нам трудно даже предположить, что лежит за пределами наших ощущений — правда, последние открытия в области «паранормальной» психологии дают основания думать, что исследования еще только начинаются.

Но мы уходим в открытое море и нам пора возвратиться к берегам, оставить далеко мечтания о будущем и вернуться к реальной действительности, к топливам и двигателям, к сервомеханизмам и давлениям в камере сгорания.

Желая дать более или менее цельную картину последствий вступления в эру астронавтики, я вынужден был коснуться — при этом отнюдь не против своей воли — весьма обширного круга вопросов. Мне не хотелось бы, чтобы кто-нибудь понял мои высказывания в том смысле, будто возможности, на которых я остановился, обязательно откроются перед человечеством в XX, XXI или даже XXII столетии. Вместе с тем некоторые из них могут возникнуть в любой момент — как только с Земли начнут подниматься первые космические корабли. Встреча человека с другими разумными существами может оказаться такой же удаленной от нас во времени, как и эпоха строительства египетских пирамид. Однако не исключено, что она от- ^ стоит не далее, чем открытие рентгеновских лучей.

 

Мы можем быть уверены в одном: если только не произойдет каких-либо катастроф, наиболее очевидные из коих нет нужды уточнять, то к концу нашего века исследование планет будет в полном разгаре. Для их мало-мальски подробного изучения и, тем более, для полного использования имеющихся возможностей понадобятся сотни лет. Однако человек останется верен самому себе: как только его первый космический корабль начнет заходить на посадку среди ледяных пустынь 'Плутона, мысленно он уже будет преодолевать бездну, отделяющую его от звезд.
МЕЖПЛАНЕТНЫЕ ПУТЕШЕСТВИЯ (окончание)
Межпланетные дистанции в миллион раз больше тех, к которым мы привыкли в повседневной жизни. Но расстояния между звездами еще в миллион раз протяженней. Перед ними даже свет с его скоростью кажется безнадежным увальнем, которому нужны годы, чтобы перейти от одной звезды к другой. Я не знаю, как справится человек с этой потрясающей проблемой, но в один прекрасный день ему придется с ней столкнуться. Насколько я знаю, профессор Бернал первым предложил в виде одного из возможных решений создание искусственных планет — крошечных самостоятельных миров, на которых будут совершаться космические странствия. Продолжительность их будет равна жизни нескольких поколений. Олаф Стэйплдон развил эту тему в «Создателе звезд», одном из крупнейших своих фантастических романов. Мысль о крошечных живых пузырьках, которые будут передвигаться от звезды к звезде в продолжение целых поколений, которые понесут на себе людей, обреченных никогда в жизни не ступать ни на одну планету, не знать ни времен года, ни даже смены дня и ночи,— такая мысль способна заставить нас содрогнуться. Однако у тех, кто отправится в подобные экспедиции, могут быть взгляды, весьма отличные от наших. Такие планы, несмотря на всю свою увлекательность, вряд ли будут осуществлены людьми нашего столетия. Но будем надеяться, что к тому времени, когда такие путешествия будут предприняты, у человечества, заточенного в пределах солнечной системы, достаточно сильно разовьется чувство ненависти к своему заточению.

Я заканчиваю свой обзор. Я попытался, насколько это возможно в современных условиях, определить влияние астронавтики ла жизнь и деятельность человека. Я не упускаю из виду и того, что через пятьдесят лет наши внуки вместо подготовки к освоению других планет, могут оказаться в положении опустившихся дикарей, жмущихся к плодородным оазисам среди радиоактивной пустыни. Однако не следует преувеличивать значение современных трудностей. Естественно, что они имеют жизненную, можно сказать, первостепенную важность, поскольку они способны разрушить человеческую цивилизацию и убить будущее еще до его рождения. Вместе с тем, если мы справимся с ними, они отойдут в область предания и настанет день, когда о подобных проблемах будут вспоминать не больше, чем о причинах пунических войн. Выход в космическое пространство — даже только сознание неминуемости и близости наступления этого события — может оказать на людей большое влияние, отвлекая их умы от современных племенных усобиц. В этом смысле ракета вместо того, чтобы быть одним из разрушителей цивилизации, может оказаться своеобразным разгрузочным клапаном, предохраняющим цивилизацию от гибели.

Последнее может иметь большое значение. Давая выход буйной и еще незрелой энергии человечества, астронавтика способна внести важный вклад в решение проблем современного мира. Для этого совсем не обязательно, чтобы космические полеты уже начались. Как только уверенность в возможности их осуществления станет всеобщей, она начнет оказывать влияние на психологию и мировоззрение человека. Динамичность астронавтики во многих отношениях созвучна беспокойному, стремящемуся к новым открытиям духу нашего века.

Мечты и дерзания

Я пытался показать, что будущее развитие человечества — как духовное, так и материальное — тесно связано с овладением космическим пространством. Мне кажется, что приведенная мною аргументация является неопровержимой с точки зрения либерального научного мышления — понимая это выражение в самом широком смысле слова. Против приведенных мною доводов можно лишь возразить, что мир еще не созрел для подобных перемен. Трудно пройти мимо такого возражения, которое может даже оказаться правильным; однако выше я изложил причины, почему мне это представляется иначе.

Будущее, о котором я говорил, выковывается сейчас в тиши кабинетов учеными со счетными линейками в руках и испытателями среди дикого рева поставленных на службу человеку реактивных двигателей. Некоторые из этих людей просто инженеры, другие — мечтатели, многие— одновременно и инженеры и мечгагели. Придет день, когда они смогут сказать вслед за Т. Лоуренсом: «Все люди мечтают, но не все одинаково. Те, чьи мечты родятся ночью, в запыленных тайниках их душ, днем пробуждаются и видят, что грезы их были просто выдумкой. Но мечтающие днем —опасные люди; они могут с открытыми глазами следовать своей мечте, стремясь превратить ее в действительность».

Так всегда было в прошлом, потому что наша цивилизация является всего лишь итогом осуществленных мечтаний прежних поколений. Так же должно быть и в будущем: если люди перестанут мечтать, если они отвернутся от тайн Вселенной, истории человечества придет конец.

 

ЯЗЫК СВИСТА ЖИТЕЛЕЙ КАНАРСКИХ ОСТРОВОВ
ЗАПАД ЗНАКОМИТСЯ С МУЗЫКОЙ ВОСТОКА

Читайте также:

 

Комментарии (0)

Еще нет неодого комментария, будь первым кто оставит комментарий

Оставьте свой комментарий

Вы сейчас представлены, как гость, введите ваше имя. Sign up or login to your account.
Вложения (0 / 3)
Share Your Location