Выделенное 

Буддийская культура

Буддийская культура

Индийский император Ашока принял буддизм в III веке до нашей эры — после кровопролитной войны с государством Калинга. Позднее появились его знаменитые указы, которые он повелел высечь на камнях и скалах по всей империи.

«Сто пятьдесят тысяч человек было взято в плен, сто тысяч убито в бою и еще больше умерло... Его Священное Величество стал испытывать раскаяние в том, что завоевал Калин-гу, ибо завоевание прежде свободной страны влечет за собой убийства, гибель и увод в плен людей. Это наполняет Его Священное Величество глубокой печалью и раскаянием». Далее в указе говорится, что Ашока не допустит больше убийств или увода в плен даже сотой или тысячной доли того числа людей, которое было убито или взято в плен в Калинге. Истинное завоевание — это завоевание сердец с помощью закона долга или благочестия. «Текст этого закона высечен на камне для моих сыновей и внуков, чтобы они не помышляли о новых победах. Им следует стремиться к истинным победам, вооружившись при этом одним терпением...»

Мир, породивший 2500 лет назад буддизм, был миром, где существовал широкий обмен идеями и где люди совершали далекие путешествия. Связи были установлены между значительно более удаленными районами мира, чем мы себе обычно представляем. Индия в те времена располагалась на пересечении путей, ведущих от западных цивилизаций к дальне-восточным и обратно. Оба великих караванных пути — с Запада (из Персии) и с Востока (из Китая и Центральной Азии) — проходили по северным перевалам Индии. Греческие, римские и александрийские суда заходили в порты Гуджарата и Кон-канского побережья, а также Коимба-тора, Андхры, Бенгалии и Цейлона. В Индии останавливались и корабли, шедшие с Востока на Запад, а ее суда отправлялись в самые различные страны.

На восемь миль ядоль реки Иравади и на две мили в глубь от нее, вплодь до самого горизонта, раскинулся лес буддийских пагод в Пагане (Центральнаz Бирма). Выстроенный в XI веке, Паган имел некогда около 4000 пагод и был одним из крупнейших религиозных центров Азии.

На восемь миль ядоль реки Иравади и на две мили в глубь от нее, вплодь до самого горизонта, раскинулся лес буддийских пагод в Пагане (Центральная Бирма). Выстроенный в XI веке, Паган имел некогда около 4000 пагод и был одним из крупнейших религиозных центров Азии. На снимке справа: голова и плечи огромной (28 метров) статуи Лежащего Будды (XVI век) в Аютии, древней столице Сиама.

b2ap3_thumbnail_pagoda-Horyuji-sculpture.jpg

Контакты между Индией и Западным миром поддерживались длительное время. В V веке до нашей эры персидский царь Дарий, покинув свой знаменитый дворец в Персеполе, возглавил поход в Пенджаб и долину Инда. Дороги, использовавшиеся курьерами персидских царей, были улучшены во время похода Александра Македонского (IV век до нашей эры), в войсках которого находились топографы и ученые. На реке Инд Александр выстроил порт и соорудил флотилию, а один из его капитанов спустился по реке и прошел путь от Инда до Тигра. Вернулся Александр через Афганистан, имея в составе своей армии боевых слонов и индийских воинов.

b2ap3_thumbnail_buda-stupa.jpg

В течение нескольких столетий вся северо-западная Индия, Гандхара (территория Афганистана и Западного Пакистана), Пенджаб находились под властью греческих князей, один из которых (Менандр) принял буддизм. Эти княжества способствовали проникновению греческой, эллинистической и древнеримской культуры. Греки вступали в брак с индийскими женщинами, и потомки этих браков создавали колонии, где складывались очаги новой греко-римско-буддийской культуры, достигшей расцвета в эпоху Кушанской империи (I век нашей эры).

Еще более важным с точки зрения развития контактов между Индией и Западом был довольно длительный период, в течение которого поддерживались дружественные связи между Селевкидами, наследниками Александра в Персии, и представителями династии Маурьев, правивших в северо-восточной Индии. Дворец Маурьев был построен по образцу дворца Дария в Персеполе. Эти империи обменивались посольствами, а в Патали-путру (современная Патна, столица штата Бихар) стекались иностранные купцы. Император Ашока женился на греческой принцессе; он посылал своих миссионеров как на Запад, где они достигли Персии, Египта, Македонии, Киренаики и северо-западной Греции, так и на Восток.

По свидетельству историка Плиния, Рим ежегодно закупал в Индии на 50 миллионов сестерций хлопка с Мальвы, лака и нарда в Паталипут-ре, индиго, пряностей и драгоценных камней на Конканском берегу, а также нефрита, слоновой кости, шелка и слонов. Последние широко использовались в древнем Риме, применялись как боевые слоны и в цирках. Римские золотые монеты с изображениями Августа, Каракаллы, Клавдия, Теодора и Константина обнаружены при раскопках в северо-западной Индии и на ее южном побережье. Живший в Азии римский художник Тит создал буддийские фрески в Миране (Центральная Азия). Александрийские купцы оказывали денежную помощь буддийским монастырям в Насике и Джуннаре, близ Бомбея.

Некоторые данные свидетельствуют о значительных перемещениях людей в те времена: наемников (индийские лучники считались лучшими в персидской армии), ремесленников, резчиков по слоновой кости (индийские изделия из нее были найдены в Помпеях), ткачей, ювелиров, скульпторов, гончаров. Их стремились привлечь любой ценой, и они находились под покровительством крупных торговцев и князей.

Из Центральной Азии в Индию через разделяющие их пустыни вели два пути: северный и южный, пересекавшиеся в Дуньхуане (северо-западный Китай). По этим основным артериям и распространялся буддизм в Китае и Центральной Азии, вдоль них складывались и основные центры буддийской культуры. Были созданы тысячи пещерных и наземных сооружений. Только в Кызыле находится множество пещер, расписанных руками художников и скульпторов, вывезенных со Среднего Востока, из Индии и Китая.

Знаменитый китайский ученый Сюань Цзан, совершивший путешествие в VII веке нашей эры северным путем из Китая в Индию, оставил незабываемое описание путешествия по знойным пустыням и заснеженным перевалам. Кроме того, историки говорят об очаровательных женщинах из Кучи и свидетельствуют, что тамошние музыканты и танцоры в малиновых шелковых тюрбанах выступали на празднествах китайского императора. Сохранились даже названия их песен:    «Встреча седьмого вечера», «Женщина с нефритом подносит чашу», «Битва цветов».

На фресках Кучи, Кызыла и Кум-тура изображены прекрасные всадники, напоминающие тех, что сопровождали Сюань Цзана в его путешествии, ибо фрески выполнены примерно в то же время, когда там был этот ученый. Всадники изображены в длинных сапогах, шелковых, ниспадающих до колен плащах с отделанными металлом поясами. Голубые, серые, белые и оливково-зеленые туники оторочены и подбиты мехом, вышиты жемчугом. Рыжие волосы всадников перехвачены на шее лентой. Эти всадники, несущие цветные и позолоченные знамена с геральдическими фигурками животных, вроде тигра или дракона, должно быть, выглядели весьма величественно. Сюань Цзан вернулся в Китай с большим количеством рукописей и изображений Будды.

Бамиан в Афганистане - служил местом отдыха как для тех караванов, что перевалили через Гиндукуш, так и для тех, что готовились к этому переходу. В огромной скале Ба миана высечены священные пещеры, где имеются колоссальные статуи и изображения будд; высота двух из них 173 и 120 футов. Купцы оплачивали труд ремесленников и художников, рассматривая это как своего рода жертвоприношение в знак благодарности за благополучное путешествие.

Дуньхуан, расположенный на другом конце пути, возвысился благодаря тому, что в его развитие вкладывали средства и торговцы и правители. Представители династии Вэй, Тан и Сунь субсидировали строительство этого одного из наиболее выдающихся памятников буддийской культуры. Только в одном из сотен пещерных храмов Дуньхуана, носящем название Пещеры тысячи будд, о котором не было ничего известно многие столетия, находятся сотни бесценных рукописей и росписей по шелку.

Первые сведения о проникновении буддизма в Китай относятся к 65 году нашей эры, когда принц Ханьской династии Чжоу оказал покровительство маленькой буддийской общине в Лаояне. Перевод буддийских текстов с санскрита и пали на китайский язык поощрялся китайскими властями во времена Кушанской империи (30— 224 годы нашей эры). Китайские путешественники, купцы, послы императоров и паломники приезжали в Индию и морем. Благодаря китайским историкам у нас имеются уникальные письменные свидетельства о государствах Юго-Восточной Азии в первые века нашей эры.

Начиная с I века нашей эры буддизм распространяется по всей Азии. Бронзовые статуи того времени были обнаружены в джунглях Аннама, на Борнео и Целебесе. Буддийская культура оказывает неоспоримое влияние во всей Юго-Восточной Азии. Однако каждый народ сохранил свое национальное своеобразие. Буддийское искусство расцветает в этих странах с VIII века нашей эры, что особенно заметно на храме Боробудур (остров Ява). 1400 панно и 504 статуи Будды этого храма ярко свидетельствуют о переплетении яванского и индийского стилей, проявляющемся в композиции, в гармонии и в позах будд. Позднее яванское искусство свободно от этого влияния и очень самобытно.

Тем временем во всех буддийских странах Юго-Восточной Азии, в Японии и Корее появились огромные монастыри и университеты. Тысячи паломников со всего континента стекались в буддийские университеты Таксилы (Пакистан) и Наланды (Индия). Цари Цейлона и Явы строили для студентов специальные помещения в Наланде и Боддх-Гайе (штат Бихар, Индия), где на Будду снизошло просветление под деревом Боддхи. На многих кораблях, покидавших порты Бенгалии и юга Индии, находились не только пряности, драгоценные камни, муслин и шелк, но и статуи Будды, изготовленные в Матхуре и Наланде; на этих же судах отправлялись паломники и миссионеры.
Поскольку буддизм возник во время усиленного развития торговли и обмена культурными ценностями между странами Азии, он способствовал развитию интеллектуальной жизни этих стран в последующий период. Учение о всеобщем братстве всех людей — «Брахманом и неприкасаемым не рождаются, ими становятся в результате своих действий» («Висала сутра») — было подобно дождю для иссушенной земли. Это изречение всколыхнуло чувства людей, подобно проповеди Христа в первые века нашей эры.

Глубоко человечное содержание буддизма, которое явилось духовной базой искусства, вышедшего за рамки чисто художественного выражения, возродило местные традиции, сделав их истинно буддийскими и подлинно национальными по характеру.

Это была проповедь надежды. Это была проповедь мира. И эти важнейшие факторы способствовали возникновению и становлению благородного искусства, обогатившего художественные традиции всего мира.

 

Местоположение

Мьянма
Ядерное оружие и будущие поколения
Галапагосские острова там, где время остановилось

Читайте также:

 

Комментарии (0)

Еще нет неодого комментария, будь первым кто оставит комментарий

Оставьте свой комментарий

Вы сейчас представлены, как гость, введите ваше имя. Sign up or login to your account.
Вложения (0 / 3)
Share Your Location