Стереотипы в нашем сознании

Стереотипы в нашем сознании

Примерно год в 1969 г. по приглашению Британского общества психологов и социологов я приехал в Лондон с лекцией «Стереотипы национальностей». Накануне лекции, когда размышления на занимавшую меня тему, очевидно, обострили мое восприятие, я в течение целого дня натыкался на примеры такого стереотипного мышления.

Я услышал, как кто-то из проживающих в отеле, где я остановился, воскликнул: «Ну, знаете ли, упрямство у нее чисто шотландское». В помещенном газетой книжном обозрении я встретил фразу: «С подлинно галльским остроумием». Вечером в театре во время антракта поймал обрывок разговора — хорошенькая девушка говорила своему спутнику: «Да, у американцев в поведении есть свой «стиль»; и, наконец, в детективе, который я читал перед сном, упоминалась «типично немецкая скрупулезность».

Все это и есть примеры «устойчивых представлений в нашем сознании», которые Уолтер Липпман назвал стереотипами. Типичной для стереотипов является та легкость, с какой большинство из нас прибегает к обобщениям, едва заходит речь об особенностях той или иной национальной или этнической группы; как правило, мы при этом не задумываемся о происхождении подобной «информации», ее истинности, правдивости или хотя бы правдоподобии.

 

Вряд ли найдется человек, не обладающий склонностью типизировать национальные характеры. Эту склонность можно, пожалуй, назвать необоримой, непреодолимой тенденцией. Мы наперед знаем, что англичане сдержанны, а ирландцы драчливы. Мы слышим об этом всю свою жизнь, да и все люди думают именно так. Однако, если бы нас спросили, откуда нам это известно, мы вряд ли ответили бы вразумительно.

Одними из первых исследовали эту тенденцию в 1932 году Кац и Брейли — на материале стереотипов, которых придерживаются студенты Принстонского университета. Методика исследования была чрезвычайно проста.

Каждый студент получил список черт характера и перечень национальностей; из первого списка он должен был выбрать пять черт, характерных, с его точки зрения, для каждой из перечисленных национальных или расовых групп. Каковы же оказались результаты?

Назову три-четыре наиболее характерные черты, приписанные большинством студентов каждой из указанных в списке национальностей. Для немцев такими чертами оказались научное мышление, трудолюбие, флегматичность; для итальянцев — импульсивность,    артистичность, страстность; для негров — суеверность, леность, беспечность, невежество; для ирландцев — драчливость, вспыльчивость, остроумие; для англичан — спортивность, ум, консервативность; для евреев — хитрость, трудолюбие, коммерческий дух; для американцев — трудолюбие, ум, практичность, честолюбие; для китайцев — суеверность, лицемерие, консервативность; для японцев — ум, трудолюбие, прогрессивность; для турок — жестокость, религиозность, вероломство.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБ ИНДИИ В КАРИКАТУРЕ

В этих карикатурах индийского художника А. М. Абрахама высмеиваются некоторые шаблонные представления об Индии и индийцах, существующие на Западе.

Проведенное ЮНЕСКО в 9 странах исследование (1948—1949) показало, что стереотипное мышление распространено почти всюду. В каждой стране примерно тысяче опрашиваемых, представляющих собой типологическую выборку, характеризующую состав населения, был роздан перечень 12 черт характера, из которых им надлежало отобрать наиболее характерные для самих себя, американцев, русских и — в отдельных случаях — еще для двух-трех других национальных групп. Выбрать можно было любое число из указанных в списке черт.

Англичане, например, назвали американцев передовыми, самодовольными, благородными, миролюбивыми, умными, практичными. Американцы же в свою очередь сочли англичан умными, трудоспособными, храбрыми, миролюбивыми, тщеславными и выдержанными. Норвежцы характеризовали русских как трудолюбивых, деспотичных, отсталых, храбрых, жестоких и практичных.

Любопытен и так называемый «автопортрет». Англичане видят себя I миролюбивыми, храбрыми, трудолю- /| бивыми, умными; французы — умными, миролюбивыми, благородными и храбрыми. Американцы думают, что они миролюбивы, благородны, умны, прогрессивны. Интересно, что каждая национальная группа единодушно назвала себя самой миролюбивой.

Немногие понимают, насколько существенно влияние стереотипов на наши взаимоотношения с людьми — вплоть до совершенно превратного представления о людях другой национальности. Как правило, мы видим именно то, что ожидаем увидеть. Считая итальянцев шумливыми, мы подсознательно обращаем внимание именно на тех из них, кто действительно ведет себя шумно. Если же мы оказываемся в обществе итальянцев, поведение которых не укладывается в рамки привычных представлений, то не всегда осознаем, что перед нами итальянцы. Но стоит кому-нибудь из окружающих сказать: «Это итальянцы, но они вовсе не шумливы», как мы непременно объявим их исключением.

И хотя число таких исключений может быть безграничным, мы по-прежнему будем цепляться за стереотипы, невзирая на факты, свидетельствующие об обратном. Но стереотипы не всегда оказываются постоянными, иногда они претерпевают изменения. И все же, приверженные им в течение долгого времени, мы отказываемся от них весьма неохотно.

Несколько лет назад Оллпорт и Постмен, психологи Гарвардского университета (США), изучая отдельные явления, связанные с распространением слухов, воспользовались для эксперимента методикой, известной под названием «последовательное воспроизведение». Это очень простой эксперимент, и каждый может провести его со своими друзьями.
Одному из студентов показали картинку и попросили пересказать ее содержание второму, который должен был передать его третьему, тот — четвертому и т. д. Пересказ восьмого или десятого студента сопоставлялся с рассказом первого.

На картинке была изображена сцена в метро: кроме нескольких сидящих пассажиров, в вагоне стоят двое мужчин — белый и негр; белый одет в рабочую спецовку, на поясе у него болтается раскрытая бритва. Так как стереотип негра, которого придерживаются некоторые американцы, включает представление о том, что негры носят при себе открытую бритву и часто пускают ее в ход в качестве аргумента при споре, то в пересказе у половины студентов эта бритва «перекочевала» от белого к негру. В нескольких рассказах негр изображался даже свирепо размахивающим бритвой перед лицом белого.

Это вовсе не означает, что именно половина студентов «увидела» негра с бритвой в руках, — достаточно было только одному допустить ошибку, чтобы все последующие повторили ее. Характерно, что эта ошибка не произошла, когда участниками эксперимента были негры (которые отвергают этот стереотип) или дети (которым он еще не известен).

Даже если очень многие сходятся во мнении, что каждой национальности присущи определенные черты характера, достаточно ли этого, чтобы быть достоверным? Широко распространена «теория», по которой «нет дыма без огня». Откуда бы в таком случае, согласно этой «теории», взялись стереотипы и почему они так прочно укоренились?

Многие факты, однако, свидетельствуют о том, что стереотипы могут формироваться и без крупицы правдоподобия в них. Все мы знаем, как широко распространено мнение, что высокий лоб — это особенность умных людей. Однако ни одному научному исследованию в этой области не удалось установить здесь какую-либо взаимосвязь. Широко популярен стереотип, по которому лицо преступника непременно отмечено печатью преступности. Однако и это утверждение беспочвенно — знаменитый английский криминалист Чарлз Горинг доказал это на фотоматериале преступников, собранном в английских тюрьмах.

Бывает, что стереотипы меняются. В одних случаях это можно объяснить действительными изменениями в характере людей, в других — изменениями внешних условий, которые либо вовсе не имеют, либо имеют весьма отдаленное отношение к изучаемой группе.

Датский социолог Ден Холландер проследил, например, исторические изменения в стереотипе венгров, сложившемся в Европе. На протяжении нескольких веков после миграции венгров в Центральную Европу за ними установилась плохая репутация: на них смотрели как на людей иной, более низкой культуры, в. корне отличной от европейской. Однако в XV—XVI веках, когда они приняли участие в войне с турками, их стали считать храбрыми, преданными и благородными.

Ко второй половине XVIII века популярность венгров снова пошла на убыль: о них говорили как о диких, лживых, эгоистичных, ненадежных и жестоких. Позднее произошла новая метаморфоза и венгров стали романтизировать и идеализировать. Ден Холландер считает, что образ венгра в Европе формировался под влиянием политических взаимоотношений; действительно, представляется маловероятным, чтобы характер людей мог трансформироваться до такой степени, чтобы служить оправданием изменений в стереотипе национальности.

Американский социолог Ла Пьер изучал отношение жителей Калифорнии к первому и второму поколениям армянских иммигрантов, поселившихся в округе Фресно этого штата. Они были почти единодушны во мнении, что армяне получают блага не по заслугам, и относились к ним недружелюбно.

Ла Пьер провел опрос неармянского населения о причинах этой антипатии и сгруппировал ответы в три различных стереотипа. Первый: армяне были вероломными, лживыми, неверными. В действительности же если подойти к вопросу с позиций деловой порядочности, то армянские торговцы не отличались от остальных, а подчас превосходили их честностью.

Второй стереотип характеризовал Их паразитами, позволяющими себе требовать слишком многого у благотворительных организаций: бесплатных клиник и т. д. На самом деле их запросы составляли меньше половины той суммы, на которую они могли бы претендовать, учитывая их процентное отношение к остальному населению.

Наконец, третий стереотип:    моральная неустойчивость армян и постоянный разлад с законом. При проверке полицейских отчетов оказалось, что при численности армян в 6 процентов от общего населения штата они были замешаны только в 1,5 процента уголовных дел. Ла Пьер пришел к выводу, что все три стереотипа имеют одно общее свойство — они, несомненно, ошибочны. Это не значит, что все стереотипы ошибочны и свидетельствуют только о том, что они могут возникать без крупицы правдоподобия в них.

Возможно, стереотипность мышления — явление почти неизбежное, но есть достаточные доказательства того, что оно может быть сведено к минимуму, а то и вовсе устранено. Спустя 18 лет после исследований Каца и Брейли психолог Джилберт обратился к той же методике, предложив ту же анкету новому поколению студентов Принстонского университета. Он пришел к выводу, что, с одной стороны, стереотипы обладают определенной устойчивостью, а с другой — претерпевают изменения, которые он назвал «эффектом затухания».

Суждения студентов 1950 года были уже менее единодушны, чем суж-дения студентов 1932 года. Каждая из предложенных специфических черт национального характера избиралась значительно меньшим числом студентов, участвовавших в последнем эксперименте. Так, в 1932 году 84 процента всех опрашиваемых студентов считали негров лентяями; в 1950 году этого мнения придерживался только 31 процент. Итальянцам приписали артистичность уже не 83, а только 28 процентов всех участников эксперимента.

В Лондоне по инициативе ЮНЕСКО Джеймсом и Корой Тенен было проведено исследование, которое показало, до какой степени личный опыт отдельных людей может влиять на природу и содержание стереотипов. Они решили собрать мнения школьников о других этнических группах, в частности об африканских неграх, а после опроса познакомили этих школьников с двумя способными африканскими учительницами, которые провели в школах по нескольку недель.

«Портреты» учительниц до и после эксперимента поражают своей несхожестью. Вот что сказал, один ученик до эксперимента: «Я не люблю черных; меня раздражает сам цвет их кожи; они бывают злыми, как дикари... Они не похожи на нас, они мо-гут быть такими злыми и жестокими, что им никогда нельзя доверять». После знакомства с учительницами
тот же ученик сказал: «Мисс В. и мисс У. — очень милые люди... Они ничем не отличаются от нас, кроме цвета кожи. Я думаю, что негры такие же люди, как мы, только у них другой цвет кожи. Мне они нравятся. Они хорошие люди».

Авторы приводят много примеров таких изменений в суждениях. Не всегда удается так внезапно и категорически модифицировать стереотипы, но сам факт, что в принципе они могут меняться в результате того или иного эксперимента, является многообещающим.

В докладе, подводящем итоги одного исследования, проведенного при помощи ЮНЕСКО, Пиаже и Вейль пишут о своих беседах со швейцарскими ребятами разного возраста. Вот как протекала одна беседа с восьмилетней девочкой: «— Знаешь ли ты, кто такие иностранцы? — Да, это немцы и французы. — А есть ли между ними разница? — Да, немцы плохие, они всегда затевают войну. А французы бедные, и у них везде грязно. А еще я слышала о русских, но и они тоже не очень хорошие. — Есть ли у тебя знакомые французы, немцы или русские или, может быть, ты читала о них? — Нет. — Почему же ты тогда так думаешь о них? — Все так говорят».

С другой стороны, когда тринадцатилетнего мальчика, перечислившего множество стран, о которых он слы-
шал, спросили: «Существует ли между ними разница?», он ответил: «В каждой стране встречаются самые разные люди». Мы далеко не так «мудры», как этот мальчик, но, быть может, и мы сможем подойти к такому пониманию? Или, быть может, все швейцарцы такие?.. О, нет! Не надо стереотипов!

Понимание национального характера — для всех нас вопрос серьезный. Трудностей здесь много: нация складывается из самых различных индивидуальностей, и обобщения в этой области опасны, если они не учитывают должным образом диапазон индивидуальных различий.

Мы сделаем серьезный шаг вперед, если будем скептически относиться к «устойчивым образам в нашем сознании» и повернемся лицом к фактам, а не стереотипам. Отрицать существование национального характера никому не придет в голову.

Знание его поможет нам лучше понимать людей и получать большее удовольствие от общения с людьми разной индивидуальности и различной манеры поведения, встречающимися в различных частях света. Однако мы непременно должны удостовериться, что «сложившиеся в нашем сознании образы» максимально соответствуют действительности.

ОТТО КЛИНБЕРГ — профессор социальной психологии Колумбийского университета (США), директор Международного центра межгрупповых связей (Париж).

Женское врачевание
Живопись Каналетто и восстановление

Читайте также:

 

Комментарии (0)

There are no comments posted here yet

Оставьте свой комментарий

Posting comment as a guest. Sign up or login to your account.
Вложения (0 / 3)
Share Your Location