Аржан культура скифо-сибирского типа

Аржан культура скифо-сибирского типа
Вождей моченых народов часто хоронили вместе с большим числом верховых коней. Так. огромном кургане Аржан (VIII - II ва до н. э.) в Саянах (Тува) a 15 камерах погребены 187 коней(от 1 до 30 в каждой). На плане эти камеры отмечены фигуркой кони. В центральной камере погребен царь с женой, причем погребение их сопровождалось расточительной роскошью. Для постройки усыпальницы было срублено не менее 6000 деревьев, а на похороны сьехалось. как полагают, более 10 000 человек. Деревянное круглое сооружение в кургане Аржан предназначалось, по-видимому, для создания большого по объему памятника. Из стволов вековых лиственниц построена платформа диаметром в 80 м и объемом около 15 000 м.здесь

Необъятные просторы степей от Дуная до Китайской каменной стены на протяжении многих веков составляли как бы единый огромный культурно-исторический регион Многочисленные разнообразные по своему историческому прошлому, этнографической и расовой принадлежности племена, находясь здесь в постоянном общении друг с другом, создали у себя сходную в общих чертах культуру, претерпевшую последовательный ряд одних и тех же зтапов своего развития, протекавших синхронно по всей полосе степей. Началось это с энеолита— с переходного времени от каменного века к эпохе металла. В степях Евразии это совпало и с переходом от системы присваивающего хозяйства (охота, рыболовство, собирательство) к производящему, главным образом скотоводческому. Особенно же ярко проявилось это единство исторического развития всех степных племен в скифское время, когда население степей перешло к кочевому образу жизни, стало наиболее подвижным и развивалось в условиях широкого межплеменного обмена культурными достижениями.

В последние годы все чаще употребляются термины «культуры скифо-сибирского типа», скифо-сибирский звериный стиль и другие подобные. Однако азиатская часть скифо-сибирского культурного мира изучена еще очень мало В центре внимания скифологов находятся памятники Северного Причерноморья и проблемы происхождения собственно скифских племен. Ведутся дискуссии по вопросу о происхождении скифов, о сложении скифского звериного стиля. Незыблемым в этих спорах до недавних дней казалось лишь то. что скифская культура и искусство сложились в VII в. до н э., что достижения скифской культуры и ее предполагаемых переднеазиатских первоисточников распространялись на восток с некоторым запаздыванием и в несколько видоизмененных формах Между тем уже давно были известны замечательные памятники культуры ранних кочевников Сибири, великолепные образцы их самобытного искусства. Это изумительная золотая коллекция Петра I, Пазырыкские курганы на Алтае (см. стр. 31), художественная бронза и мегалитические ограды курганов тагарской культуры на Енисее. За последние 20 лет открыты памятники раннескифского времени в Центральном и Южном Казахстане, в западных предгорьях Алтая и в Туве. Стало ясно, что культуры скифского типа на Востоке сформировались ничуть не позже, чем собственно в Скифии, не отставали в своем развитии, а создавались и процветали параллельно и синхронно с собственно скифской культурой.

Неожиданным для многих скифологов явилось открытие в 1971 г в разных пунктах скифо-сибирского ареала трех замечательных памятников — царский курган Птичата Могила в Болгарии, близ Варны, два богатых захоронения в Высокой Могиле на Днепре и царский курган Аржан в Туве. Все они датируются VIII-VII вв. до н. э., то есть временем, предшествующим раннескифскому периоду, но первые два памяФника большинством исследователей признаются как предскифские, или киммерийские, по культуре. В отличие от них курган Аржан принадлежит вполне сформировавшейся культуре скифо-сибирского типа, но также не раннескифскому ее этапу, а другому, еще более раннему. Чтобы правильно представить себе исключительное значение этих памятников в решении вопросов о происхождении и сложении культур скифо-сибирского типа, с курганом Аржан надо познакомиться несколько подробнее.

Аржан — это огромный каменный курган, самый большой в Саянах — 120 м в поперечнике. Под его каменной насыпью прекрасно сохранилось грандиозное уникальное деревянное сооружение. Прямо на поверхности земли был поставлен большой квадратный сруб площадью более 65 кв м Вокруг него радиальными и кольцевыми рядами расположено еще 70 таких же срубов. Так образовалась круглая деревянная платформа высотой около трех метров, покрытая общим сплошным потолком. Раскопки кургана велись мною в течение 4 лет. Хотя памятник еще в древности был разрыт и расхищен, притом неоднократно, нам удалось собрать большой вещевой материал и восстановить довольно подробно картину пышных царских похорон.

К месту погребения в сентябре съехались тысячи людей. В течение 7—8 дней они срубили свыше 6000 древесных стволов и построили из них огромную многокамерную платформу. В центральной камере на мягкой подстилке из конских хвостов и грив поставили небольшой сруб с двойными стенами к потолком, куда поместили в отдельных саркофагах-колодах останки царя и царицы в богатых одеждах из полихромных привозных тканей и дорогих мехов, соболиных и других. Могила расхищена. От несомненного множества ценных украшений уцелело ничтожно мало — одна золотая бляшка и кусочки золотых листков, бирюзовые бусы и бисер, 20 бирюзовых пластиночек, вероятно инкрустация похищенных грабителями массивных золотых блях с изображениями зверей.

С трех сторон вокруг царского сруба размещены 8 колод с захоронениями в них сопровождавших царя знатных вельмож. Все. кроме одного, старческого или преклонного возраста, в богатых меховых или шерстяных одеждах. Только в некоторых колодах сохранились украшения из золота и бирюзы, бронзовые стрелы и кинжал и др Еще пять таких же вельмож погребены в соседних камерах. С четвертой стороны царского сруба были уложены шесть верховых коней, от дорогого и пышного убранства которых остались немногие золотые, серебряные, из цветного камня и клыков кабана украшения уздечных и седельных ремней. Это были, видимо, собственные кони самого царя.


Следует полагать, что для погребения царя съехались многолюдные представительные группы кочевников от всех подчиненных ему племен, населявших горные степи современной Тувы Приехали с приличествующими событию дарами В семи камерах, расположенных к востоку от центральной, они похоронили по 30 верховых коней в трех камерах, по 15 коней в трех других камерах и три коня в одной. В каждой камере—кони от одного племени. Все с уздой и седлом. Все старые жеребцы. Сбруйных украшений немного, но есть великолепные образцы скифо-сибирского звериного стиля — огромная бронзовая фигура свернувшегося в кольцо хищника, костяная головка взнузданного коня.

Можно полагать, что в похоронах царя приняли участие и, выражаясь современным языком, делегации из соседних стран. Свои дары умершему они поместили в 6 камерах, расположенных к северу и северо-востоку от центральной. В этих камерах погребено по 2, 5. 10 и более верховых коней. Уздечные наборы каждой группы коней принадлежат особому типу, отличному от уборов всех других групп, различны и украшения уздечек. Замечательны пять бронзовых наверший (от штандартов) с монументальными фигурами горных баранов на них В одном случае коней сопровождали два знатных старца, погребенных рядом с ними в деревянных колодах. Они прибыли, видимо, издалека, чтобы последовать за царем, высокочтимым не только в своей стране, но и за ее пределами Участие иноземных представителей в похоронах великих владык у кочевников, вероятно, практиковалось в прошлом нередко. В одной из древнетюркских эпитафий, например, со общается. что на похороны первого тюркского кагана съехались «плачущие и стонущие» со всех концов земли, в том числе и от неподвластных тюркам племен и народов Тихоокеанского побережья, сибирской тайги, Средней Азии и даже «авары» и «рум». то есть посланцы из причерноморских степей и далекой Византии

О числе участников похорон можно судить по остатнем тризны. Вокруг кургана Аржан полукольцом расположены руины небольших каменных круглых оградок Их более 300. В руинах найдены лишь кости лошади, прячем только фрагменты черепа и костей нижней части ног. Очевидно, это остатки жертвенных лошадей, положенных на место погребения после того, как мясо лошадей было съедено и тризна окончена. Такой ритуал у кочевников широко распространен со времен глубокой древности. Если на месте каждой оградки было съедено по одной лошади, то общее число пировавших людей должно было превышать 10 000 человек.

Курган Аржан — яркое свидетельство того, что культурам так называемого раннескифского времени предшествуют культуры вполне уже сложившегося скифо-сибирского типа. Если в Причерноморских степях только некоторые исследователи решаются отнести их к раннему этапу скифской культуры, то памятники Саяно-Алтая не могут вызывать в этом отношении сомнений. В Саяно-Алтае известны и другие памятники этого времени, вполне скифо-сибирского типа. Из них наиболее интересны так называемые оленные камни.

Несколько оленных камней еще в прошлом веке было открыто недалеко от Аржана. Обломок такого камня мы нашли и в самом Аржане, на потолке одной из его камер Оленные камни имеют вид круглого или прямоугольного в сечении столба или плитообразного камня, условно изображающего воина с оружием. Высота их от полуметра до трех метров. Нижняя часть камня «опоясана» ремнем с подвешенными к нему луком, кинжалом, секирой и другим оружием Наверху, где должно быть лицо воина, обычно три косые параллельные черточки. По бокам — серьги. Ниже — ожерелье или гривна. На гладкой поверхности камня часто изображены фигуры благородного оленя, иногда и других зверей. Отсюда и название — оленный камень, хотя очень часто на камне нет изображений оленя.

В наибольшем количестве оленные камни известны в степях Монголии Их много и в Туве. Есть они и в прилегающих районах Забайкалья и Алтая. Дальше на запад встречаются лишь отдельные экземпляры вплоть до Южного Урала. На Урале каменные изображения воина еще более условны — на плоской стороне камня изображены лишь секира и кинжал, иногда пояс. Очень близки к олен-ным камням стелы Северного Кавказа, представляющие, однако, несколько своеобразный вариант условных изображений воина. Наконец, дальше на запад был, видимо, еще один вариант изваяний. Одно из них найдено в Румынии, другое в Болгарии, в насыпи уже упомянутого кургана Птичата Могила.

Монументальная скульптура азиатских и причерноморских степей, сюжетом которой был условный образ воина, возникла и развивалась в самом начале сложения культуры ранних кочевников скифо-сибирского типа, в период военной демократии. Процесс создания образа воина был единым на широких просторах степей, и протекал он в сходных формах, так же как единым был процесс
формирования скифо-сибирского звериного стиля во всем его многообразии и в единстве на пространстве от Дуная до Китайской стены.

Памятники начальной поры скифской культуры в степях Азии еще очень малочисленны, как малочисленны они и в степях Причерноморья, По материалам кургана Аржан и нескольким менее значительным памятникам Алтая еще нельзя представить сколько-нибудь полную картину происхождения и сложения культур скифо-сибирского типа Но некоторые очень важные заключения можно сделать и сейчас. Теперь уже нельзя говорить, что культуры скифо-сибирского типа сформировались в VII в до и у и распространялись затем из какого-то единого центра в разных направлениях, в том числе и на восток С переходом населения степей к кочевому скотоводству, несомненно, совершались перемещения народных масс Имели место завоевания, переселения, истребления одних групп населения и быстрый рост других Все это было, но не это определяло основное направление прогресса племен и народов того времени

Переход к новой экономике был стимулом к развитию новых, прогрессивных форм хозяйства и культуры и к отказу от старых. Трудно сейчас уловить, какие группы населения и куда переселялись, кто. откуда и что заимствовал. Ясно можно видеть лишь, как на обширных просторах степей начиная с VIII в. до н э. синхронно возникают и развиваются культуры скифо-сибирского типа, сходные, но вполне самобытные и оригинальные в соответствии со своим историческим прошлым и условиями обитаемой страны. При широком межплеменном обмене, осуществляемом как мирным путем, так и путем войн и грабительских набегов, культурные приобретения одного племени получали всеобщее распространение среди других племен.

Не поиски какого-то гипотетического предка—родоначальника скифов, саков, массагетов и других племен и народов должны привлекать сейчас внимание исследователя, а изучение и определение роли в процессе формирования скифо-сибирского культурного единства каждого из составляющих его культурно-исторических районов и каждой этнической группы. Древние племена азиатских степей, очевидно, были такими же творцами и созидателями культур скифо-сибирского типа, как и их современники скифы. Возможно даже, что в процессе формирования искусства и культуры скифо-сибирского типа вклад азиатских племен, например алтайских и тувинских, был иногда более значителен, чем собственно скифов. Настала, видимо, пора поставить вопрос — а была ли вообще европейская Скифия каким-то центром или очагом скифо-сибирского ареала, как это многим представлялось до сих пор? Она ведь занимала далекую периферию этого ареала и располагалась рядом со средиземно-морскими цивилизациями, соседство и близкие контакты с которыми могли и подавлять их самобытную творческую деятельность.

Как развивалась техника письма
Чакры, целительство, врачевание, визуализация.